“Я отношусь к себе так же, как к ребенку, которого люб­лю. В нем я уважаю все аспекты человеческой личности… Я не высказываю о нем резких суждений. Поскольку я принимаю все, что в нем есть, то ему не следует бояться меня…
Таким образом, мы существуем в состоянии милосердия, в состоянии, относительно свободном от напряжения и страхов, порожденных неизбежным хронически деструктивным суждением, критикой и бранью.”

Теодор Рубин

Advertisements